Дух 63-го года: Первая сессия Генеральной Конференции

Адвентисты седьмого дня с давних пор обращаются к пионерам движения за вдохновением. Сейчас, когда мы готовимся к шестидесятой сессии Генеральной Конференции в Сан-Антонио, Техас, США, которая будет проходить в июле 2015 года, мы можем извлечь уроки и моменты вдохновения из самой первой сессии, которая проходила 152 года назад, когда руководители Церкви адвентистов седьмого дня собрались в Баттл-Крике, Мичиган, в мае 1863 года.

Это выражение «Собрались руководители Церкви адвентистов седьмого дня» звучит так просто. Но ещё 32 месяца назад этого нельзя было сказать, так как только 1 октября 1860 года на встрече в Баттл-Крике верующие пришли к соглашению, «что будут называться адвентистами седьмого дня»1. До этого термин адвентист седьмого дня использовался врагами, как оскорбление, так же часто, как несколькими членами зарождающегося движения, возникшего после Великого разочарования 1844 года, и основанного на вере в седьмой день — субботу, условное бессмертие и первосвященническое служение Иисуса Христа в небесном святилище.

На встрече 1860 года потребовалось четыре дня дебатов, чтобы достичь консенсуса по поводу того, что, если Божий народ остатка организует формально свои поместные церкви и примет одно название, это не будет означать возвращения в Вавилон. Но эти несколько шагов были всем, что могли сделать адвентисты. Перспектива какой-либо организации, кроме поместной церкви, была неприемлема.

Конференции и Генеральная Конференция

Однако, примечательно, что в течение двух с половиной лет адвентисты седьмого дня в Мичигане, Айове, Вермонте, Висконсине, Иллинойсе, Миннесоте и Нью-Йорке организовали семь отдельных объединений церквей в так называемые конференции — две в Айове, одна, включающая Иллинойс и Висконсин, остальные каждая включающая по одному штату; затем две в Айове объединились в одну. Но многие адвентисты седьмого дня признавали, что, в сущности, это означало, что было шесть деноминаций адвентистов седьмого дня, а не одна. Поэтому в марте 1863 года Джеймс Уайт, неофициальный, (но бесспорный) лидер адвентистов седьмого дня, опубликовал в журнале Advent Review and Sabbath Herald, издании, которое объединяло разрозненных верующих (обычно называемый просто Review and Herald, а сегодня «Адвентистское обозрение»), призыв к созданию «Генеральной Конференции».

Термин «генеральная конференция» использовался миллеритами в начале 1840-х годов; фактически, Джозеф Бейтс был председателем одной из таких конференций. В 1850-х адвентисты седьмого дня, соблюдающие субботу, использовали этот термин для собраний, которые были открыты для всех последователей отличительных доктрин соблюдающих субботу, а именно, конференция или собрание, которое было скорее общим, а не местным. Однако к 1860 году несколько протестантских деноминаций в Соединённых Штатах использовали термин «конференция» для обозначения объединения церквей на постоянной основе и именно это значение и позаимствовали конференции штатов. Кроме того, меннониты, баптисты и методисты использовали термин «генеральная конференция» для обозначения ассоциации таких конференций. Адвентистам седьмого дня, многие из которых являлись бывшими баптистами и методистами, это понятие было известно.

Однако, заявление Джеймса Уайта в «Ревью» от 10 марта 1863 года, возможно, показалось некоторым соблюдающим субботу всего лишь призывом созвать ещё одно общее собрание, несмотря на то, что там всё-таки был намёк на то, что будут обсуждаться вопросы, интересующие всех. Он писал:

«Мы предлагаем провести Генеральную Конференцию в Баттл-Крике в связи с конференцией штата Мичиган как можно раньше… Мы полагаем, что братья из других штатов и Канады не откажутся прислать на Генеральную Конференцию либо своих делегатов, либо письма, содержащие их мнение по поводу лучшего курса действий и их просьбы к Конференции»2.

Уайт предложил конец мая, как лучшее время, и вскоре после этого была назначена дата.

Первый день первой сессии

Итак, в среду 20 мая 1863 года 20 руководителей зарождающегося движения адвентистов седьмого дня собрались в Баттл-Крике. Некоторые прибывали в течение дня, поэтому все собрались во Втором доме для встреч адвентистов седьмого дня в Баттл-Крике только в 6 часов вечера.

Там присутствовали 18 делегатов от шести существующих конференций штатов: Мичиган, Нью-Йорк, Иллинойс и Висконсин, Миннесота и Айова. Конференция Вермонта (в которую входили церкви, расположенные на канадской границе в Квебеке) не прислали делегатов в Баттл-Крик, но приехали два делегата от церквей адвентистов седьмого дня в Огайо, которые ещё не были объединены в конференцию. Также присутствовали ряд членов церкви в Баттл-Крик, которые не являлись официальными делегатами Мичиганской конференции, а были заинтересованными наблюдателями за всем происходящим. Все официальные делегаты были мужчины, кроме, по крайней мере, одной женщины, Эллен Уайт, которая была среди местных наблюдателей.

Первым делом 20 делегатов избрали временного председателя и секретаря. Председателем избрали Джотама М. Алдрич; секретарём — Урию Смита. Алдричу было 35 лет, и он обратился только в 1860 году; Урии Смиту был всего 31 год и, что примечательно, он не был делегатом, а одним из наблюдателей из Баттл-Крика. Эти два факта кое-что говорят нам об основателях нашей Церкви. Многие из них были молоды и не были ни снобами, ни исключительными. Если они видели талант, то использовали его для распространения вести третьего ангела.

Избрав председателя и секретаря, делегаты и наблюдатели объединились в пении гимна № 233, «Долгое время в горах», написанного Энни Смит, из сборника псалмов, опубликованных Джеймсом Уайтом в 1861 году (что являлось переработанным изданием сборника псалмов, изданного им в 1849 году). Затем Джон Лафборо от Мичигана, Чарльз Тэйлор от Нью-Йорка, и Исаак Санборн от Висконсина были выбраны в комиссию по проверке и удостоверению мандатов делегатов. Это ещё кое-что говорит нам о людях, основавших Генеральную Конференцию: им нравилось петь псалмы и они ценили надлежащий порядок и комиссии. Некоторые черты нашей Церкви берут начало у самых наших истоков!

Тогда делегаты надлежащим образом представили для утверждения свои мандаты. Не сохранилось ни одного оригинала, сохранились только мандаты сессии 1864 года и фотография одного из них. Как только первая комиссия Генеральной Конференции справилась со своим делом (что не заняло слишком много времени, учитывая, что требовалось проверить всего 20 мандатов), сессия прервала своё заседание до следующего утра.

Создание Генеральной Конференции

Следующий день, четверг 21 мая 1863 года, был очень важным. Первым делом были избраны восемь человек, чтобы написать проект устава: Санборн от Висконсина, Лафборо и Джозеф Х. Ваггонер от Мичигана, Джон Н. Эндрюс и Натан Фуллер от Нью-Йорка, Б. Ф. Снук от Айовы, Вашингтон Морс от Миннесоты, и Х. Ф. Бейкер от Охайо. Они так быстро отчитались, что, должно быть, перед сессией была проделана значительная предварительная работа, и затем организация была одобрена единогласно. Так была официально создана Генеральная Конференция адвентистов седьмого дня. Это была постоянная ассоциация, которая имела ежегодные сессии, устав, три служащих (президента, секретаря и казначея) и исполнительный комитет, а не просто периодические заседания. Затем состоялись выборы. В итоге, президентом избрали Джона Баингтона (к нему перешло председательство от Алдрича); Эли Уокер (ещё один представитель из Баттл-Крика, который не являлся делегатом Мичиганской Конференции), был избран казначеем; и Урию Смита избрали секретарём. Избранные первые руководителиДжорджа Амадона из Мичигана и Джона Эндрюса избрали членами исполнительного комитета вместе с Баингтоном. Затем была сформирована комиссия (в составе Дж. Н. Лафборо, И. Санборн, У. Х. Бринкерхофф, Дж. М. Алдрич и У. Морс) для разработки проекта образца устава для всех конференций штатов и затем сессия прервала свою работу до вечера субботы 23 мая. Комитет по уставуСобравшись после захода солнца, делегаты одобрили образец устава (который должны были принять все конференции, желающие вступить в Генеральную Конференцию), и организовали ещё одну комиссию (Уайт, Эндрюс и Смит), которая должна была представить на сессии 1864 года регламент, которому должны следовать поместные церкви, вступая в организацию. Затем сессия 1863 года завершилась. Несмотря на то, что «генеральная конференция» в конце 1860 года длилась четыре полных дня, первая сессия Генеральной Конференции завершила свои дела за один полный день плюс два коротких заседания вечером.

Честность, любовь и смирение

Тот факт, что столь многое было достигнуто за такое короткое время поразителен, так как наши пионеры могли вести прямые, откровенные дебаты, когда у них возникали разногласия. Когда они были не согласны, они высказывались достаточно откровенно. Но мы не должны неверно истолковывать склонность наших предшественников выражаться откровенно.

В первый день конференции 1860 года Джеймс Уайт произнёс свою первую речь, обращаясь к председателю, что было соответствующей парламентской процедурой; но сделал это уникальным образом. Председателем был Джозеф Бейтс, которого Уайт знал 20 лет. Вот его вступительные слова: «Брат председатель (ты позволишь мне называть тебя братом председателем, так как «господин» звучит слишком холодно)»3. Употребление Уайтом обращения «Брат Председатель» вместо ортодоксального «Господин Председатель» свидетельствует о том, что наши основатели вложили всё в Великое движение второго пришествия. Они были связаны вместе узами глубочайшей привязанности. Они сильно спорили друг с другом, но они также вместе пели псалмы и молились.

В 1863 году было меньше дебатов, чем в 1860, отчасти потому, что преобладал христоподобный дух, и отчасти потому, что ещё до прибытия делегаты, в основном, достигли консенсуса по ключевым вопросам. Сообщая в следующем выпуске Review, Урия Смит с удовлетворением написал: «Возможно, ни одна предыдущая встреча не проходила в духе такого единства. По всем принимаемым вопросам на этой Конференции… совсем не было разногласий, и мы… сомневаемся, что вообще был хоть кто-то несогласный»4.

Это была одна из причин, почему так много было сделано всего за один день. Конечно же, сыграло свою роль и то, что, как уже упоминалось ранее, некоторые из восьми членов конституционной комиссии проделали предварительную работу над проектом. Она была сделана надлежащим образом, так как все, кто собрался в Баттл-Крик в 1863 году знали, что им нужно больше единства и больше организованности, чтобы, выражаясь словами, принятыми 23 мая 1863 года, «добиться того, чтобы великая работа по распространению света о Божьих заповедях, вере Иисуса и истинах, связанных с вестью третьего ангела» была выполнена. Во вступлении к уставу Генеральной Конференции говорилось, что она основана: «С целью сохранения единства и эффективности в труде, и продвижении общих интересов дела истины для настоящего времени»5.

Из этого мы ещё кое-что узнаем о наших основателях: Каковы бы не были разногласия в 1850-х годах, к 1863 году они знали: им необходимо единство, если они хотят выполнить доверенную им Богом миссию. Эта миссия была для них, воистину, превыше всего, даже важнее личных интересов. Мы можем быть в этом уверены, так как, несмотря на комментарии Урии Смита, в 1863 году всё же было одно разногласие.

Джеймс Уайт был единогласно избранным президентом, но он отказался от этого служения. После долгих споров, в ходе которых верующие представили убедительные причины, почему он должен занять этот пост, а он — почему не должен этого делать, его отставка, наконец, была принята, и вместо него был избран Джон Баингтон.6

Не было дано никакого объяснения тому, почему Джеймс Уайт отказался стать президентом, но, думаю, мы можем догадаться. Он на протяжении нескольких лет выступал в поддержку организации и наверняка хотел, чтобы всем было ясно, что он делал это, потому что в ней нуждалось движение, а не для того, чтобы стать президентом. Будучи женат на Эллен Уайт, он, почти наверняка, хотел также избежать любого сравнения с мормонами Джозефом Смитом и Бримом Янгом, президентами Церкви Иисуса Христа Святых последних дней, а также самопровозглашёнными пророками. У Джеймса Уайта были некоторые недостатки характера, но его личные качества никогда не проявлялись лучше, чем в этот момент, когда он подробно объяснял своим братьям, чтобы они не делали его своим руководителем. Он ставил единство и миссию новой деноминации выше личных интересов.

Евангельский дух

В перерыве между заседаниями сессии, с вечера четверга и до вечера субботы, адвентистские руководители занялись своим любимым делом: евангелизмом. В пятницу 22 мая рядом с офисом «Ревью энд Геральд» «на лужайке была поставлена» евангельская палатка Мичиганской конференции (которую последующие поколения адвентистов будут называть «большая палатка»), сообщил Урия Смит. Было проведено восемь евангельских встреч, в которых принимали участие делегаты, прерванные церковным служением в субботу 23 мая, также проводимом во Втором доме для собраний. Работа сессии, наконец, была завершена крещением утром в воскресенье 24 мая восьми новообращённых.7

Вот последний пункт о наших основателях. Они ценили комиссии, парламентскую деятельность и организацию, но только как средство достижения цели. Цель, которую они видели перед собой, была концом времени и Второе пришествие Христа.

Дух 63-го года

Дух 63-го года по-прежнему важен для адвентистов седьмого дня, когда мы с нетерпением ожидаем 60-й сессии в Сан-Антонио, и для будущего движения Великого второго пришествия. Нам необходима такая же приверженность единству и миссии; мы должны продолжать следовать соответствующей, хорошо организованной деятельности; и мы нуждаемся в той же готовности использовать всех членов Церкви, независимо от возраста или других признаков, кроме их талантов и готовности.

Мы также нуждаемся в той же готовности прямо разговаривать друг с другом; но нам также нужна та же любовь друг к другу, как братьям и сёстрам во Христе; и та же готовность поставит пророческую миссию этой Церкви над любыми личными интересами.

Без этих качеств Генеральная Конференция не была бы основана в 1863 году; без них наша Церковь не распространилась бы по всему миру. И только при их наличии и имея прочные личные отношения с нашим Господом и Спасителем Иисусом Христом, мы сможем выполнить пророческую миссию, которую Бог доверил адвентистам седьмого дня, объединившимся для миссионерской деятельности на первой сессии Генеральной Конференции в 1863 году.

Дэвид Трим
директор Отдела архивов, статистики и исследований Генеральной Конференции в Сильвер Спринг, Мэриленд, США

(Статья из журнала «Адвентистский мир | Июнь 2015»)


Примечания (содержимое сносок можно просматривать либо по клику на номер сноски либо во всплывающих сообщениях, для этого просто наведите курсор на номер сноски в тексте статьи):

1 «Пятая сессия», Review and Herald, 23 октября 1860 г.

2 Джеймс Уайт, «Генеральная Конференция», Review and Herald, 10 марта 1863 г.

3 «Деловые процедуры», Review and Herald, 9 октября 1860 г.

4 Урия Смит, «Конференция», Review and Herald, 26 мая 1863 г.

5 «Доклад о Генеральной Конференции», Review and Herald, 26 мая 1863 г.

6 Там же.

7 Смит, «Конференция».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *