Литературное заимствование в произведениях Эллен Уайт

Тема литературного заимствования имеет довольно широкий спектр и смысл. Во многих произведениях применяется литературное заимствование. Различные приёмы интертекстуального взаимодействия можно найти в текстах многих писателей, в том числе таких классиков, как Пушкин, Достоевский, Толстой, и другие. Следует заметить, что такая практика видна не только у обычных авторов, но и у писателей Библии.

Об этом убедительно свидетельствуют книги Священного Писания. Обращаясь к Евангелиям, можно обнаружить, что более 90 % текста Евангелия от Марка имеет параллели с Евангелиями от Матфея и Луки. Современные исследователи приходят к заключению, что все три евангелиста пользовались общими для них источниками, тем не менее каждый из них был самостоятелен в осмыслении и описании событий.

В Евангелиях мы также обнаруживаем много цитирований отрывков Ветхого Завета Самим Иисусом Христом, а в посланиях апостола Павла и других новозаветных авторов также можно обнаружить немало аллюзий и параллелей с ветхозаветными писаниями. В этой связи, если существуют очевидные заимствования у авторов Библии, которые находились под вдохновением свыше, то почему наличие литературных заимствований в трудах Эллен Уайт может стать аргументом против того, что она писала под влиянием Духа Святого?

Тем не менее некоторые критики неоднократно обвиняли Эллен Уайт в том, что она незаконно использовала труды других авторов. В конце 1880-х годов Дадлей Канрайт выступал против пророческого дара Эллен Уайт, обвиняя её в плагиате. В конце 1970-х — начале 1980-х годов такое же обвинение выдвинул Вальтер Рей.

Между тем имеются и другие претензии, в частности, морального аспекта. Суть их в том, что Эллен Уайт якобы отрицала факт литературного заимствования, но это вовсе не так. Во вступлении в книге «Великая борьба» она ясно писала о заимствовании: «Великие события, связанные с развитием Реформации в прошлые века, — это исторические факты, которые признаны всем протестантским миром; эти факты бесспорны и не вызывают никакого сомнения. В таких случаях я старалась быть предельно краткой, не уклоняясь от истинной цели книги, и прибегала к подходящим примерам только в случае необходимости. Когда же историк кратко описывал те или иные события или же удачно обобщал исторические факты, я прямо цитирую его слова. В некоторых случаях источник не указан, поскольку цитаты даны не с целью ссылки на авторитетного историка, а потому, что его слова позволяют ярко раскрыть суть того или иного вопроса. Задача этой книги состоит не столько в том, чтобы познакомить читателя с неизвестными страницами борьбы прошедших времён, сколько выделить ряд тенденций и составить некий сценарий, по которому события будут развиваться в будущем» (Великая борьба, xi, xii).

В одном из писем пастору Фруму сын Эллен Уайт Уильям написал: «Во многих рукописях, вышедших из-под её пера, цитаты выделялись кавычками. В других случаях их не было, поскольку это была её привычка — частично использовать изречения из трудов других писателей и для своих собственных сочинений… Позднее… она произвела решительную перемену…» (Письмо У. Уайта Л. Фруму приводится в Приложении к книге «Избранные вести», т. 3, с. 464).

Рассматривая такой непростой вопрос, как обвинение в плагиате, следует отметить юридический аспект, в том числе понятие презумпции невиновности. Однако эта проблема возникла не так давно. В середине XIX века исследователи стали осмысливать феномен плагиата. Ими были предприняты первые попытки разработать нормы и права по защите авторства, поскольку в то время были распространены компиляции, и в различных изданиях обнаруживались заимствованные труды и материалы.

К юридическому аспекту следует добавить понятийный. В XIX веке законодательство об авторских правах было лишь в стадии становления. В ту эпоху руководствовались принципом: «Идеи не являются собственностью и, следовательно, не могут быть украдены». Верховный суд США постановил, что идеями можно пользоваться свободно, а что касается выражения идеи, оно может быть защищено». Здесь уместно привести в пример протестантского проповедника XVIII века Джона Уэсли. Упомянув в своих трудах факт использования трудов других авторов, он указал свой мотив: «Я решил не приводить ни одного имени, чтобы ничто не могло отвлечь читателя от основной мысли…».

Ещё одно обстоятельство — это криптомнезия, явление, когда человек забывает источник той или иной информации. Это присуще людям, которые много читают. Если говорить об Эллен Уайт, то её библиотека насчитывала более тысячи наименований книг, и, естественно, когда она писала и излагала ту или иную мысль, её компетентность позволяла ей передавать полученную когда-то при чтении литературы информацию.

Обнаружить сходство — это только первый шаг в исследовании литературных заимствований. Необходимо также исследовать различия в текстах. Затем, и это самое важное, надо ответить на вопрос: как использовал этот автор труд другого писателя? Несмотря на тот факт, что Э. Уайт использовала, в частности, труд Мелвила, её произведения представляют собой гораздо большее, чем пересказ его мыслей. Большая часть мыслей Эллен Уайт созвучна идеям доктора Стоу, но при этом у Э. Уайт и доктора Стоу есть значительные расхождения в теории откровения. Исходя из этих фактов, можно смело сделать вывод, что Эллен Уайт не присваивала себе идеи другого автора.

Ещё один аспект — это практическая сторона, касающаяся различных литературных приёмов. После сравнительного анализа книги Э. Уайт «Очерки о жизни Павла» и труда Конбера и Хаусона под названием «Жизнь св. Павла и его послания» исследователи обнаружили, что Э. Уайт заимствовала некоторые материалы из трудов этих авторов. Заимствуя географическую, археологическую и историческую информацию, она обогащала её описанием событий, излагая их в другой последовательности в соответствии со своим замыслом.

Критики утверждают, что в книге «Желание веков» также много заимствований. Но, согласно исследованию Коттрела и Спича, в ней всего лишь 2,6 % прямых заимствований. Помимо прямых заимствований в книге имеются аллюзии и сходства с другими текстами. Вельтман рассмотрел более пятисот работ, которые могли быть источниками для написания книги. В результате он выделил только 31% текста, где можно было усмотреть и предположить какие-то следы заимствований.

Одно из ухищрений критиков состоит в том, что они увеличивают процент заимствованного текста в её трудах, включая в объем заимствования текст Священного Писания, которое Уайт исключительно часто цитирует.

Учитывая положение дел с авторским правом в США в то время, этот процент не выходил за рамки общепринятых норм. К примеру, различного рода заимствования (включая вербальное сходство, аллюзии и др.) в книгах «Путь ко Христу» — 6%, «Деяния апостолов» — 3%, «Великая борьба» — 5% (помимо исторического материала с обозначенными сносками). Это нельзя назвать превышением норм существующей практики.

Церковь АСД неоднократно отвечала на появляющуюся критику. Так, в 1951 году Фрэнсис Никольс ответил на множество вопросов в своём труде «Эллен Уайт и её критика». Колоссальное исследование произведений Эллен Уайт на предмет плагиата в 1981 году провёл А. Рамик. Обладая опытом исследования тысяч подобных обвинений юридического характера, он проделал 300-часовое исследование трудов Э. Уайт. Заключение его анализа гласило: «На основании проведённого обзора фактов и юридических прецедентов мы приходим к заключению, что Эллен Уайт невозможно обвинить в нарушении авторских прав».

Подводя итог нашему рассуждению, мы видим, что Эллен Уайт неправомочно обвинить в плагиате. Учитывая опыт авторов Священного Писания, можно считать, что литературное заимствование в произведениях Эллен Уайт не принижает их статуса, её труды обладают пророческим авторитетом и служат для Церкви наставлением, обличением и утешением.

Всеволод Андрусяк
директор Отдела духовного наследия ЕАД

(Статья из журнала «Адвентистский вестник» №4 за 2016 год)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *